Сын большого человека

мажорА в душе редкая барышня отка­залась бы составить счастье «баловня судьбы». Не потому, что женская натура небескорыстна по своей сути. А потому, что быть подружкой (в идеале женой) «наследного принца», -участь, не лишённая приятности во многих смыслах.

Сами посудите, взращённый в «норковых пелёнках» наследник с детства привык получать лучшее. Престижные курорты, языковые школы, дорогие (или дефицитные) лакомства, одежда, машины, блестящее окружение — если глубоко не копать, то можно уверовать, что всё это формирует хороший вкус. И когда твоей благосклонности добивается ценитель прекрасного — ах как это льстит самолюбию, как поднимает самооценку. Мысли текут или скачут в известном направлении: «Если из всего красивого и желанного он выбрал меня, значит, я равная, я тоже ого-го!»

Кроме того, покровительство «наследного принца» сулит безбедное и беззаботное существование. О том, чтобы рай в шалаше выглядел, как «пэрэдайз» в роскошных апартаментах, позаботился всемогущий папа. Значит, двоим влюблённым не придётся начинать быт с чемодана и пары столовых приборов. Не придётся тратить силы на стирку вручную и готовку на коммунальной кухне, не нужно омрачать полёт чувств выкраиванием грошей и растягиванием их до зарплаты. Можно любить красиво, в шикарном антураже, с дорогими подарками и широкими поступками — это опять же возвеличивает, делает значительнее. «У меня не будет, как у простолюдинов, букетик ромашек по выходным и три тюльпана на Восьмое марта. Весь мой путь будет усыпан розами…», — грезит дева и томно взирает на дарителя земных благ.
В конце концов это здравый инстинкт самосохранения-здоровый прагматизм со счетов не спишешь. Если глава семейства благополучен, о сытости питомцев тревожиться не нужно. У них тоже будут пелёнки от кутюр, золотая ложечка для поедания каши, школы, одежда, окружение — всё то, что в своё время получил папа…

В общем, девочки азартно подпевали бунтарю Шевчуку — и охотно дарили любовь тем, у кого «папа — сами знаете кто…» Некоторым барышням удалось сломать присказку «деньги к деньгам» и составить партию наследному принцу — он богат и благополучен, она небогата, неродовита, но дивно хороша. Счастливая новобрачная мысленно «строила козу» всяким там профессорским дочкам, которые могли бы, да не стали законной супругой престижного жениха, и готовилась достойно нести корону на голове, мантию — на плечах. А потом…

Потом жизнь вносила коррективы. И удручающе часто становилась очевидной другая популярная фраза: сын за отца не отвечает. Точнее, не факт, что сын унаследует папино благополучие, оборотистость, удачливость. Зато с гарантией можно ожидать от «наследного принца» определённых неприятностей. Итак, из-за чего есть возможность «рыдать в «мерседесе».

«Enfant terrible!»

Помнится, в чудную пору моего студенчества из толпы студиозусов выделялся Саша П. На престижном юрфаке Шурик оказался родительской волею: когда папа -главный прокурор области, нет сомнений, что сын «тяготеет» к юриспруденции. За Сашино внимание сокурсницы бились нещадно: став его фавориткой, можно было не ждать стипендии и не думать о дальнейшем трудоустройстве. Саша после бурного «кастинга» приблизил одну из ретивых красоток, стал привозить на лекции на своём авто, обновил её гардероб, потом и вовсе взял под крышу прокурорского отчего дома. Девушка обрадовалась и пропала. Появилась на лекциях спустя полгода, когда Шурик к ней охладел выдворил прочь. После вольготной жизни покинутой пришлось сдавать массу «хвостов», навёрстывать учебную программу. А также научиться спокойно встречаться в институтских коридорах с Сашей и его новой пассией. Прежних привычек Шурик не оставил -зачем, если папа по-прежнему благополучен…

Опасный момент! Как правило, «золотой наследник» избалован, его прихотям потакают, желания исполняются. Следовательно, дражайшее дитя не знает ничему настоящую цену, не умеет дорожить — касается не только джинсов и машин, но и красивых девочек, которые радуют глаз и прочие детали организма. Поэтому с высокой вероятностью можно ждать, что сын вскоре пресытится очередной игрушкой и потянется за новой. Что с прежней? За борт, на пол, с глаз долой. Если продолжаете верить, что «правило обесценивания» касается лишь неодушевлённых предметов, перечитайте «Блеск и нищету куртизанок» Бальзака, «Петербургские трущобы» Крестовского или хотя бы полистайте светскую хронику.

«Что тебе ещё надо?!»

Когда сын крупного чиновника женился на нашей приятельнице, мы не жалели тостов за Алинкину удачу. Надо же! Ей почти тридцатник, после трёх разводов, с ребёнком на руках — и под венец с сыном «уважаемого человека!» Нам казалось, что это Алинкин «последний поезд», счастливая карта и журавль в руках… Через год мы не жалели торта и ликёра, «отмечая» её развод.

«Какты могла развестись?» — спрашивали мы глазами, вслух не решались, -«он же сын уважаемого Николая Парфёновича…» Алинка прервала молчаливые допросы: «Хватит, девочки. Я за Сашей замужем была, а не за его папой. Николай Парфёнович — харизматичный человек, а вот Саша… Мямля, рохля, не самостоятельный, не интересный, привыкший жить по папиной указке. Отдыхать там, куда папа отправит, работать, куда папа устроит, ребёнка заводить, только если отец разрешит. Стоило мне завести речь, что хочу жить своим умом, Саша поднимал глаза: «Чего тебе ещё надо? Шубу недавно купили, ты опять недовольна? И вообще, скажи спасибо, что отец только про одно твоё замужество знает, иначе не разрешил бы…» Чтобы развестись с Алинкой, он тоже спрашивал «батюшкиного благословения», даже три развода упомянул.

Опасный момент! Успешный человек, как правило, обладает железной волей и своеобразными взглядами на воспитание наследников. В большинстве случаев могущественный родитель подавляет подрастающее поколение. Или влияет на его судьбу тотальным образом — ограничивая свободу по всем фронтам. Когда в спутники жизни достаётся воспитанник тирана, радужные перспективы жизни меркнут: самостоятельно думать он не приучен, живёт мерками, заложенными родителем, сложно стать для него кем-то важнее отца. В общем, какое-то «танго втроём» получается, подобный формат отношений редко кому по нраву. В какой-то момент становится очевидно: всё проходит в тени и под эгидой легендарного родителя, сын способен только тратить отцовское наследство или снимать о нём фильмы-воспоминания с актёром в пластиковой маске.

Самое главное: слишком часто, когда влиятельный папа по разным причинам исчезает «с небосклона», золотые мальчики оказываются в полной прострации и беспомощности. И спустя время возникают потрёпанными героями той же светской хроники в рубрике «что жизнь с людьми делает».

Сумрачная сторона луны

Перечитывая мемуары известного кинорежиссёра (а заодно сына легендар­ного детского поэта), я изумлялась: судя по всему, в молодости, когда он снимал свои «шедевры», творец не ведал трезвости. Он беззастенчиво рассказывал, что, снимая фильм о дворянах, начинал утро со стакана коньяка — потому что не знал, что и как снимать, и коньяк имелся в наличии… Все ссоры с возлюбленными происходили исключительно, когда режиссёр пребывал в приподнятом настроении и изменённом сознании. Огромная часть жизни кинодеятеля опять же прошла за изобильным столом — то в банкетном зале «Арагви», то на очередном праздновании без повода…

На сегодняшний день постаревший режиссёр — серьёзный семьянин, говорящий с экрана правильные слова про семью и «трезвость — норма жизни». А у меня встают перед глазами вереницы женщин, перед коими «золотой наследник» когда-то изрядно покуражился…
Опасный момент! Ловушка, подстерегающая всех золотых («нефтяных», «газовых» и т. д.) мальчиков, — страсть к запретным наслаждениям. Наслаждения могут быть в любом физическом состоянии — твёрдом, жидком и газообразном -неважно. Важно, что благодаря папиным капиталам есть возможность сутками пребывать в разноцветной ирреальности. Важно, что золотым мальчикам этого хочется — потому что незапретные удовольствия уже неинтересны.
Казалось бы, чем это грозит даме сердца? Всем: от неприятностей физического характера до профуканного состояния и полного исчезновения психической стабильности.

«Немного солнца в холодной воде»

Песня Шевчука про «мальчиков-мажоров» всем хороша — и смыслом, и ритмичностью. Однако надо признать, что она становится анахронизмом, ретростилем. Нет, никуда не делись, по-прежнему рассекают на папиных машинах сыновья дипломатов, министров и так далее. Но отношение к ним в своей массе изменилось: умные девочки не испытывают благоговейного трепета и желания попасть в золотую клетку. Потому что чем завтра обернутся папино благосостояние и неуязвимость — неизвестно, возможно, опалой, и изгнанием. Умные девочки понимают, что невелика заслуга родиться чьим-то сыном, факт рождения — всего лишь событие, после которого следует очень-очень долгая жизнь, которую нужно прожить самостоятельно. Кроме того, сейчас намного сложнее поспорить с истиной «деньги к деньгам», золотые мальчики и подружек выбирают исходя из каратов и нулей на банковском счету папы…

Одно из жизненных правил миллиардера Билла Гейтса звучит так:« Я точно знаю, что никому из своих детей не оставлю много денег. Думаю, это пойдёт им на пользу». С умницей Биллом глупо спорить: необходимость прошибать двери собственным лбом здорово формирует личность. Кроме того, родитель может быть спокоен: когда его отпрыск встретит настоящую любовь, можно быть уверенным, что его полюбили не за папины деньги.

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы добавить комментарий.